Интервью | Российско-германский год научно-образовательных партнерств 2018-2020
  • Информация о Годе
  • Темы и проекты
  • Карта сотрудничества
  • Знаковые проекты
  • Конкурсы
  • Лучшие проекты года
 

«Для российской системы образования и науки германские учреждения – стратегические партнеры»

Александр Оганович Чубарьян, научный руководитель Института всеобщей истории РАН

«Для российской системы образования и науки германские учреждения – стратегические партнеры»

Российско-германский год 2018-2020 научно-образовательных партнерств призван придать сотрудничеству ученых двух стран новые импульсы, а также сделать более прозрачным взаимодействие между высшими учебными заведениями и научными организациями. Поддерживает ли РАН научные проекты, реализуемые в рамках перекрестного года, и каким образом это происходит?

Для российской системы образования и науки германские учреждения – стратегические партнеры. При сопоставлении объемов и качества совместных проектов с другими странами, можно сказать, что именно они в настоящее время занимают приоритетное место. Поэтому РАН РФ поддерживает и развивает различные направления деятельности и сотрудничает с немецкими коллегами по широкому спектру научных дисциплин.

Серьезные совместные действия идут в естественных науках, это, прежде всего, физика. Есть огромный проект, который ведут Объединенный институт ядерных исследований РФ и многочисленные учреждения Германии, знаю о сотрудничестве в сфере наук о материалах.

Есть хороший инновационный проект, который касается цифровизации, которая весьма востребована и в России, и в Германии. Особая поддержка и заинтересованность РАН в области социальных и гуманитарных наук, в данной сфере имеется ряд интересных проектов, об этом хочется сказать отдельно.

В целом – ответ сугубо позитивный. Для Российской Академии наук Германия – одно из важнейших направлений связи с другими государствами и, повторю, стратегический партнер. Причем, со стороны Германии это и университеты, и научные центры, и исследовательские организации, такие как Институт эволюционной антропологии общества Макса Планка в Лейпциге, институт Гельмгольца и тд.

Хочу сказать о том, что мне наиболее близко. Уже более двадцати лет существует совместная российско-германская комиссия по изучению всеобщей истории, истории наших стран и их взаимоотношений. Ежегодно проходят встречи и совместные акции в рамках этого объединения, и эта традиция не прервалась ни разу. На встречах обсуждаются различные научные проблемы, подчас весьма острые, но выявилось, что мы нашли механизм: если у нас различные точки зрения на какой-то аспект – высказывается как одна, так и другая.

Очень важный проект: 7 лет назад мы решили создать совместное издание для преподавателей истории средней школы – как в Германии, так и в России.

Очень многие считали, что это неосуществимое дело, но мы приготовили все три запланированных тома. Причем начали с ХХ века (20 глав, из которых 14 было написано совместно и по 6 главам были разные точки зрения: германская и российская, которые нашли в параллельных статьях), далее вышли тома по ХIХ и XVIII векам. Трехтомник опубликован на двух языках, причем на немецком вышел уже во втором издании. Выход серии имел большой резонанс, презентация состоялась в сентябре 2019 года, были приветствия глав двух наших государств - Президента РФ и Федерального канцлера Германии. В настоящее время изданиями – учебными пособиями - пользуются педагоги специализированных лингвистических школ Москвы и аналогичные германские учреждения. В рамках этого большого проекта намечаем продолжение, это будут уже сборники документов по XVIII, ХIХ, ХХ векам.

Пример этого сотрудничества оказался настолько интересным, что поступили запросы на создание подобных книг по истории Австрии и даже Польши. Сейчас намечается подобная работа с Израилем.

Каким аспектам сотрудничества ученых из России и Германии РАН уделяет особое внимание? Чувствуется ли возросший интерес к совместным научным проектам со стороны исследователей двух стран?

В РАН интерес к этому довольно ощутимый, правда, есть нюанс - в связи с новым положением Академии подобные проекты реализуются в основном институтами, а соответственно, система их финансирования ложится на Министерство науки и высшего образования РФ. В целом, Академия очень поддерживает международное академическое взаимодействие с Германией. Основная забота наша и всего академического сообщества – чтобы это сотрудничество было не рутинным, а живым и актуальным, в связи с чем важно выделить прорывные направления и развитие инновационных проектов, которые бы не просто фиксировали сложившиеся направления, а осуществляли поиск новых, малоразработанных сюжетов.

Германские коллеги, совместно с нашими учеными, стимулируют и поддерживают не только учреждения, но и отдельные мобильные научные группы. Что касается наиболее востребованных аспектов – в настоящее время, как никогда, актуализировался запрос на гуманитарный сектор науки. Хочется отметить, что в текущей совместной дорожной карте Академии и Министерства практически нет места социальным и гуманитарным наукам, которые сейчас во всем мире находятся в центре внимания в силу особенностей современной геополитики и других глобальных вопросов.

Это существенный недостаток, который в ближайшее время, надеюсь, будет скорректирован в новой готовящейся версии документа, во всяком случае, это необходимо учесть.

Много ли на сегодняшний день молодых ученых в составе международных исследовательских групп? Как вы думаете, как стоит привлекать молодежь на международную научную арену? 

Не сторонник выделять приоритетность научных кадров по возрасту, но в целом, конечно, эта задача - интеграции молодых кадров в научную повестку - всегда стоит. Если мы говорим о новых программах и дорожных картах, надо стимулировать активное подключение аспирантов и студентов последних курсов. Это дефицит, который сейчас наблюдается. По линии образования есть система двойных дипломов – многие вузы такое сейчас практикуют. Считаю, что вход в нее целесообразно сделать на конкурсной основе, чтобы отбирать наиболее перспективных студентов. Я большой сторонник, чтобы у нас этот отбор происходил не автоматически, а по итогам всероссийского конкурса на решение предложенных научно-практических задач.

Что касается механизма мотивации к международной научной деятельности в целом, на мой взгляд, не все исчерпывается материальной стороной дела. По своему опыту общения с молодыми учеными могу сказать, что для большинства зарубежное сотрудничество – статусное и престижное мероприятие. Участие в любой международной программе и должно быть не обязанностью, а привилегией, пониманием, что это является признанием его предварительных заслуг и успеха. 

Какие направления совместных исследований ученых России и Германии хотелось бы усилить в дальнейшем, уже по окончании года? 

Для меня лично особую значимость имеют социально-гуманитарные науки, соответственно, роль этих направлений в развитии российско-германских отношений, для решения общих социальных вопросов, и противодействия глобальным вызовам и угрозам, которые стоят перед человечеством.

Еще одной задачей является определение, какую роль современная система образования играет в формировании научной среды, в какой степени она обеспечивает высокий уровень подготовки специалистов, как в Германии, так и в России.

Что касается истории как науки, в настоящее время в мире на нее некий «бум», и хотя в ходу такие термины, как «битва за историю», «переписывание истории», думаю, что востребованность на правдивое, объективное изложение истории очевидна как никогда.